Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Бизнес-Книги

Боевики

Детективы

Детские книги

Дом, Семья

Фантастика

Фэнтези

Искусство

Классика

Книги по психологии

Компьютеры

Любовные романы

Наука, Образование

Периодические издания

Поэзия, Драматургия

Повести, рассказы

Приключения

Публицистика

Религия

Современная проза

Справочники

Юмор

Зарубежная литература

Литературный портал Booksfinder.ru
Скорочтение

Городское фэнтези

Прохождение Венеры по диску Солнца
Прохождение Венеры по диску Солнца
В моменты, когда жизнь, стремительно набирая скорость, несется под откос, остается только надеяться на чудо. И чудо приходит – в лице ангела-хранителя по имени Вовка. Как и положено ангелу, он быстро решит все проблемы. Добудет из воздуха необходимые деньги, разбудит совесть в местном олигархе, вернет из небытия сгоряча уничтоженную фантастическую повесть о прохождении Венеры через диск Солнца, защитит от шальной пули… Но кто защитит самого Вовку?
Пещера
Пещера
Жители этого города, вполне похожего на наши города, существуют в двух измерениях. Днем они живут обыденной жизнью, но без жестокости и агрессии; ночью, во сне, они являются в Мир Пещеры, и каждый из них живет зверем, хищником или жертвой, сильным или слабым… Можно ли выпустить человеческого зверя из темной пещеры? И, главное, нужно ли?!
Слово погибели № 5
Слово погибели № 5
Убийство скромной, незаметной учительницы, совершенно явно совершенное известным магом, зачем-то стершим свою память, расследование, проводимое упрямым и дотошным следователем... Простой детектив в антураже городского фэнтези? Нет конечно. Сергей и Марина Дяченко так мелко не плавают. В этой небольшой повести авторы «разрабатывают» сразу несколько пластов — философских, социальных, бытовых. И как всегда, очень тонко и не назидательно.
Молчок
Молчок
«Дом был старый, население в нем – почтенное и постоянное. Домовой дедушка Мартын Фомич сперва радовался, глядя, как в хозяйстве прибавляется книг. Ему нравилось, когда глава семейства не шастал вне дома, а сидел чинненько в кабинете, книжки читал, записи делал. Однако настал день, когда, глядя на эти сокровища, Мартын Фомич крепко поскреб в затылке. Они громоздились уже и на полу – не то что на шкафах и подоконниках. Сам он был немолод, за хозяйством досматривать привык, но эти залежи освоить и содержать в порядке уже не мог. Пришлось искать помощника…»
Челобитная
Челобитная
«Молодой чиновник Департамента Землепользования гревского облисполкома Вениамин Александрович Трентиньянов в этот день собирался на службу особенно тщательно.
Челобитная
Челобитная
«У всякого домового – своя придурь.
Агенты Света и Тьмы
Агенты Света и Тьмы
Его имя – Джон Тейлор. Он частный детектив, обладающий даром находить вещи. Дела, которые приходится расследовать Тейлору, зачастую не только сложны, но и чрезвычайно опасны, ибо та часть Лондона, где ему в основном приходится работать, недаром получила название Темной Стороны. Часы там показывают всегда одно и то же время: три пополуночи, а то, что вы видите, никогда не является таковым на самом деле. Да и обитатели Темной Стороны производят странное впечатление: едва ли есть на земле еще такое место, где можно запросто столкнуться с самыми разными чудовищами, с ангелами и бесами, с грешниками и святыми...
Темное сердце Лондона
Темное сердце Лондона
Его имя – Джон Тейлор. Он частный детектив, обладающий даром находить вещи. Дела, которые приходится расследовать Тейлору, зачастую не только сложны, но и чрезвычайно опасны, ибо та часть Лондона, где ему в основном приходится работать, недаром получила название Темной Стороны. Часы там показывают всегда одно и то же время: три пополуночи, а то, что вы видите, никогда не является таковым на самом деле. Да и обитатели Темной Стороны производят странное впечатление: едва ли есть на земле еще такое место, где можно запросто столкнуться с самыми разными чудовищами, с ангелами и бесами, с грешниками и святыми...
Плач соловья
Плач соловья
На Темной Стороне Лондона, в области, где люди живут бок о бок с демонами и прочей нечистой силой и жизнь течет по совершенно иным законам. Единственное, что уравнивает население этой мистической части города с жителями других районов, – ответственность за совершенные преступления. И уж чего-чего, а преступлений здесь бывает с избытком. Впрочем, лучше других об этом знает Джон Тейлор, частный детектив, специализирующийся на делах, в которых замешана чертовщина. На этот раз он распутывает жуткую историю юной певицы, чьи поклонники один за другим кончают жизнь самоубийством.
Бабочка и василиск
Бабочка и василиск
«Что касается невинной жертвы, то вся история эта закончилась так.
Золотая лоза
Золотая лоза
«Шаг. Еще шаг. Бесконечные шаги.
Все в полном порядке
Все в полном порядке
После шумного кутежа молодого студента бросили в захолустном городишке. С грошами в кармане, мучаясь от жары и похмелья, он не знает, как попасть домой. В отчаянии он просится в попутчики к странному старику, уезжающему из города в огромном черном дилижансе…
Хроники мегаполиса (сборник)
Хроники мегаполиса (сборник)
Несколько лет назад известный критик Борис Кузьминский, создавший в издательстве «Олма-пресс» серию современной прозы «Оригинал», написал нам в письме вот что: «По моему убеждению, вы принадлежите к тем немногим авторам русскоязычной фэнтези, чьи тексты удовлетворяют всем современным («западным») критериям качества (извините за такую не возвышенную терминологию) и годятся не только для сугубо внутрироссийского «потребления»; абсолютно «конвертируемы». Более того, зрелые работы не требуют скидок на «масскультовый» фэнтезийный жанр и с полным правом могут рассматриваться как серьезная («большая», «мейнстримная») словесность. В «ОЛМУ» меня позвали как составителя серии современной психологической прозы. Таковая серия, по имени «Оригинал», тут в итоге и существует. Мне хочется, чтобы апрельским выпуском 2002 года стала ваша «Пещера». Для некоторых читателей, которые никогда не покупают фэнтези, распознавая ее по оформлению, и интересуются «высокой» прозой, – возможно, приятный сюрприз или даже открытие». 
Конь в малине
Конь в малине
Фантастический детектив известного петербургского писателя Н. Романецкого.
Алена и Аспирин
Алена и Аспирин
Спешите творить добро! Но, встретив ночью в подворотне испуганную маленькую девочку с плюшевым медведем, задумайтесь на минутку. Возможно, под плюшем скрывается чудовище. А за обликом ребенка скрывается целеустремленный демон, готовый взломать вашу налаженную жизнь и сыграть на ней, как на скрипке, чьи струны-нервы рвутся во время игры…
Казнь
Казнь
Ночные кошмары хороши одним – возможностью проснуться. У нее такой возможности нет. Она сделала шаг, и оказалась в мире, где кромешный ужас – не просто реальность, но единственная реальность. Можно, наверное, сделать еще шаг. Вот только каким окажется следующий мир? Еще страшнее? Еще безысходнее? И каким тогда будет ее следующий шаг?..
Приключения в игрушечном мире
Приключения в игрушечном мире
Ребенок, играя с куклой, отдает ей частичку своей души. Эта частичка не пропадает втуне – она попадает в Игрушечный Мир, где дает жизнь вашей любимой кукле.
Армагеддон был вчера
Армагеддон был вчера
Белые буквы барашками бегут по голубизне экрана, врываются в городскую квартиру архары – спецназовцы, ловят убийц Первач-псы, они же «Егорьева стая», они же «психоз святого Георгия», дымятся на газовых конфорках – «алтарках» приношения утопцам и исчезникам, и звучит в эфире срывающийся вопль: «Всем! Всем, кто нас слышит! Мы – Город, мы гибнем!..»
Кровь пьют руками
Кровь пьют руками
Пути Господни неисповедимы, все мы – орудия Его, и кто знает: вдруг завтра Иоанн Креститель укажет пальцем именно на тебя? Тебя – слабого, пьющего, ссорящегося с женой и начальством на работе, глотающего анальгин, когда ноют зубы, поелику страшно идти к злодею – стоматологу? Мессия – ты! Ну как? По плечу ноша?
Преступившие
Преступившие
Август 1991 года. Белый Дом. Молодой историк Николай Лунин, по велению сердца вставший на защиту демократии, соприкасается с величайшей государственной тайной – тайной, которая может стоить ему жизни. Преследователи идут буквально по пятам. И если бы не помощь новообретенных друзей – дхара Фрола Соломатина и белогвардейского полковника Михаила Корфа, неизвестно каким ветром занесенного в перестроечную Москву – кто знает, как бы сложилась его судьба. Те же, кто тайно правил страной на протяжении десятилетий, вновь получили бы шанс безнаказанно творить Зло.